Почему крупные компании продают часть своих активов

Крупные международные компании на фоне пандемии стали чаще избавляться от лишних активов. На днях очередь дошла до Uber. Американская корпорация решила продать две компании. Одна из них — Uber ATG — занимается созданием беспилотных автомобилей. Вторая — Uber Elevate — разрабатывала летающие такси. Некоторые эксперты сочли эти сделки знаковыми. От чего избавляются другие крупные игроки? И какие активы становятся в эпоху коронавируса наименее востребованными? Об этом — Андрей Загорский.

Стоимость сделки по продаже Uber ATG стартапу из Кремниевой долины Aurora Innovation не раскрывается. Известно, впрочем, что Uber вложит $400 млн и будет владеть пакетом ее акций в 26%. Компанию, которая создавала летающие такси, приобрела Joby Aviation, занимающаяся разработками в этой же сфере. Цена вопроса тоже неизвестна, но при этом Joby Aviation также получает от Uber инвестиции на сумму $75 млн. Но все-таки оба объекта сделки при всей своей бизнес-перспективности не обещали быстрых денег.

Еще свежий пример — японская холдинговая структура SoftBank, которая работает в целом ряде отраслей, в том числе в сфере финансов и телекоммуникаций, продала южнокорейской Hyundai за $920 млн производителя роботов Boston Dynamics. И подобных сделок, пусть и менее резонансных, можно было бы привести много. Их объединяет то, что в них фигурируют активы компаний, не обещающие высокой прибыльности в кратчайшие сроки.

Владимир Рожанковский, управляющий директор Trade OneTwoThree:

«На рынке не будет таких странных симбиозов, как Google и Motorola. Такого акционеры уже не прощают компаниям. Если игрок продает какой-то свой актив и пополняет тем самым кэш на балансе, это, наоборот, воспринимается инвесторами очень позитивно. Чтобы пережить тяжелые времена, компаниям лучше иметь на балансе лишние деньги и меньше долгов, но не чемоданы без ручек, использование которых в ближайшем обозримом будущем остается под вопросом».

Вспоминается и весенняя распродажа Уорреном Баффетом принадлежавших ему акций всех четырех крупнейших американских авиакомпаний. Помнится, в то время прибыльность и перспективность самого бизнеса авиаперевозок подвергалась серьезнейшим сомнениям, которые не рассеялись и по сей день.

Сергей Суверов, инвестиционный стратег управляющей компании «Арикапитал»:

«Пандемия показала непопулярность некоторых отраслей, в частности, офлайн-ритейла. Например, можно вспомнить сделку по продаже АФК „Системой“ „Детского мира“. Наверное, они все-таки видят риски в секторе офлайн-ритейла, в то время как популярность набирают все сферы услуг, связанные с онлайн-продажами. Также развиваются „зеленые технологии“, ужесточаются экологические требования. Поэтому, я думаю, что в зоне риска могут быть, например, угольные активы, которые некоторые компании тоже будут продавать».

Александр Бутманов, управляющий партнер финтех-компании DTI Algorithmic:

«Выводят то, что усложняет именно экономическую регуляцию — банк или, например, storage, хранение данных — все это нежелательно, если ты не занимаешься этим как основным бизнесом. Пандемия активизировала внимание регуляторов и игроков, потому что все опасаются какого-то большого либо социального негодования, либо экономического кризиса. Многие финансовые компании пытаются вывести свои эксперименты на блокчейне в какую-то боковую ветвь. Все, что может привести к нежелательному затратному вниманию регуляторов, расчищается и выводится за пределы баланса».

Правда, это не всегда удается. Так, в начале ноября китайский миллиардер, основатель Alibaba Джек Ма собирался провести IPO входящей в состав его империи финтех-компании Ant Group, в том числе чтобы отделить ее от основного бизнеса. Однако надзорные органы КНР приостановили процедуру IPO. Им не понравилось соотношение между собственным и заемным капиталом Ant Group.

Оригинал — Коммерсантъ.