Почему Олег Тиньков решил уменьшить свою долю в банке

Олег Тиньков, похоже, не определился, что делать со своим бизнесом. В интервью Forbes банкир заявил, что после срыва сделки с «Яндексом» он не видит других покупателей на актив и сообщил о дальнейших планах развития группы. В то же время в начале января семья Тиньковых добровольно ограничила себе возможности влиять на политику банка, конвертировав свои суперголосующие акции в обыкновенные. Таким образом, вместо 84% голосов у основателя компании осталось 35%. Что означают такие действия и заявления? И какое будущее может ждать банк? Разбирался Григорий Колганов.

11 января бумаги группы «Тинькофф» обновляли исторические максимумы. Инвесторов воодушевила конвертация: на одну акцию основателя Олега Тинькова приходилось 10 голосов, а он добровольно приравнял их к одноголосым. Казалось бы, реакция рынка должна быть противоположной, ведь лидер, идейный вдохновитель и бренд компании сознательно снижает долю, отдаляется от бизнеса.

Но в случае с Тиньковым есть нюанс: американские власти подозревают банкира в налоговых махинациях.

Александр Бутманов, управляющий партнер финтех-компании DTI Algorithmic:

«В ситуации, когда один основатель и семья основателей контролирует большую долю капитала компании, но при этом не имеет тотально опасного контроля, не получится заблокировать деятельность в случае споров с какими-то регуляторами, американскими или нашими, в случае попадания, не дай бог, Олега в какие-то списки. Как мы видим, у рынка консенсус, что бизнес стал более надежен».

При этом из интервью Тинькова складывается впечатление, что никакого отдаления и вовсе нет. Банкир заявил, что после срыва сделки с «Яндексом» вообще не видит, «кто бы мог купить такую махину». Актив бизнесмен оценил более чем в $6 млрд.

Алексей Матюхов, управляющий партнер BMS Group:

«Если мы говорим про ту премию, которую он хочет получить к рынку, то да можно говорить об этих цифрах. Это не нереальные цифры, но несколько выше среднего. Потенциальным покупателем могут выступить разве что структуры масштаба „Сбера“. Я бы сейчас не стал говорить о каких-то иностранных фондах, не все верят в устойчивость инвестиционной привлекательности страны. А вот внутренних игроков можно пересчитать по пальцам одной руки».

Олег Тиньков вовсю строит планы на будущее, будто не отходил от управления банком, как он сам говорил ранее. Впереди выход на капитализацию в $10 — 15 млрд и чистую прибыль в $1,5–2 млрд в год.

Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка БКФ:

«Довольно амбициозно, но Тиньков — большой специалист по предпродажной подготовке активов, так что и сейчас, возможно, набивает цену своему детищу. Раза в четыре завышена цена. Бизнес у Тинькова сконцентрирован на рынке российского розничного кредита. Извините, у нас на дворе кризис, ситуация, мягко говоря, не самая розовая.

Олег — очень большой мастер продавать свои активы.

Вспомним, как он продавал свои бизнесы „Техношок“, пельмени „Дарья“, пивной бизнес. Кто сейчас помнит об этих бизнесах? Куда они делись?».

Юрий Грибанов, гендиректор аналитической компании Frank RG:

«Продажи, собственно, может и не произойти. Это не единственный сценарий. Есть компании, которые успешно живут в форме акционерных обществ. Поэтому „Тинькофф“ сейчас стал публичным обществом с понятными корпоративными правилами, достаточно прозрачными. Я думаю, что стратегия Олега — сделать актив более дорогим и сделать его долю, которая у него сейчас сконцентрирована, более весомой».

За последний год Олег Тиньков несколько раз выходил в кэш, потихоньку снижая свою долю в активе. Деньги потребовались на юридическую защиту и создание фонда борьбы с лейкемией. Словом, не исключено, что бизнесмен все-таки вскоре отойдет от финансовых дел.

Не захотят ли в этом случае крупные игроки с серьезным административным ресурсом поглотить осиротевшую компанию?

Максим Осадчий, начальник аналитического управления Банка БКФ:

«Сомневаюсь, без самого Тинькова и председателя правления банка Оливера Хьюза такой актив никому не интересен: Это банк без отделений. То есть что такое Сбербанк? Банк — это, прежде всего, огромнейшая сеть банковских офисов, которая будет работать и без Грефа. А вот как будет работать „ТКС“ без Тинкова и без Хьюза — очень и очень большой вопрос».

Начиная с апреля, Олег Тиньков и другие акционеры банка неплохо заработали. За неполный год бумаги группы выросли в 3,5 раза. И все это на различных заявлениях бизнесмена. Кажется, с таким умением продавать актив совсем не обязательно.

Оригинал — Коммерсантъ.