Почему Саид Гуцериев решил выйти из инвестиционных проектов

Сын миллиардера Михаила Гуцериева Саид всего за один день остался без трех перспективных криптоактивов и должности гендиректора нефтегазовой компании. Собеседники «Ъ FM» считают, что все это следствие санкционного давления на его отца. В среду член совета директоров группы «Сафмар» продал свои доли в криптобиржах — Currency. com, Capital. com и Zubr. io. По данным СМИ, он заработал на этом $150 млн. А позже представители миллиардера сообщили, что он покинул пост гендиректора компании «Фортеинвест». Теперь он будет заниматься развитием собственных проектов. Что заставило миллиардера отказаться от перспективных активов и высокой должности? Разбирался Владислав Викторов.

Саида Гуцериева можно назвать криптоэнтузиастом. Миллиардер неоднократно отмечал в беседах с журналистами, что видит в этом рынке большой потенциал. И одним из первых его крупных инвестпроектов стала площадка Capital. com — это финтех-стартап, который с помощью искусственного интеллекта помогал европейским трейдерам спекулировать на ценах акций, нефти и золота. Гуцериев и его партнер, белорусский предприниматель Виктор Прокопеня, вложили по $12,5 млн в запуск этой платформы. А позже на ее основе они запустили криптобиржу Currency. com.

Александр Чачава, управляющий партнер венчурного фонда LETA Capital:

«Оценки находятся на достаточно высоких уровнях, я бы даже сказал, на беспрецедентно высоких уровнях. При этом мало кто понимает, куда пойдет рынок, аналитики голосуют в соотношении 50 на 50. Поэтому просто время для продажи хорошее, тем более на рынке достаточно много покупателей. Желание тех, кто заходил давно в эти активы, продать их мне абсолютно понятно, и оно логично».

Однако участники крипторынка удивлены поступком Саида Гуцериева.

Александр Бутманов, председатель экспертного совета по блокчейн-технологиям фонда DTI Algorithmic:

"У Currency. com все идет хорошо, насколько я вижу и знаю, вряд ли это какое-то недоверие, связанно с тем, что актив не может расти.

Если будет все стабильно, когда Coinbase будет стоить не $60 млрд или $80 млрд, как сейчас, а $560 млрд, и когда Kraken будет выходить по оценке, условно, на $100 млрд, свой миллиард-два долларов такие группы, как у семьи Гуцериевых, вполне могут получить

Примечательно, что покупателем активов миллиардера выступила международная криптобиржа FTX, а также тот самый его партнер, белорусский предприниматель Виктор Прокопеня.

Александр Бутманов, председатель экспертного совета по блокчейн-технологиям фонда DTI Algorithmic:

«Господин Прокопеня — очень умный, потрясающий бизнесмен. Его теплые отношения с семьей Гуцериевых давно известны. Если закон позволяет сделать подобный маневр, то это изящную хитрость я ценю высокоинтеллектуально. Прокопеня — очень серьезный человек, он сможет доказать и показать, что он является инвестором. То есть это прекрасно выбранный партнер».

При этом представители Саида Гуцериева поясняли, что сделка по продаже трех активов готовилась еще в прошлом году, а предварительные договоренности были достигнуты весной. Хотя вечером в среду стало известно, что миллиардер покидает еще и пост гендиректора в компании «Фортеинвест». Она занимается переработкой нефти, а также ее поставками, в том числе и в Европу.

Константин Симонов, директор Фонда национальной энергетической безопасности:

«Бизнес, связанный с Михаилом Гуцериевым, в определенном смысле является токсичным прежде всего для европейских партнеров.

Возникает необходимость убирать прямых родственников с руководящих постов. Действительно, на Западе создана такая система, что, когда ты попал в санкционные списки, твои партнеры к этому относятся очень серьезно. Они должны убедиться, что они сами не подпадут под действия регулятора. Да, санкции — история неприятная, но в целом, я думаю, что все равно удастся объем бизнеса сохранить».

Теперь Саид Гуцериев займется развитием собственных проектов, например, созданием инвестиционного фонда, который будет вкладываться в технологичные стартапы. К слову, накануне его представитель отмечал, что, несмотря на продажу своих криптоактивов, миллиардер все равно считает это направление перспективным. Теперь, очевидно, у него будет больше времени, чтобы это проверить.

Оригинал — Коммерсантъ.