Инвестиции в исследование жизни на Венере

Россия и США вступили в космическую гонку за Венеру. О важности изучения планеты сообщили в NASA. «Роскосмос» тоже планирует начать отдельную программу исследований на Венере. Интерес к ней повысился после очередной научной публикации. Астрофизики из Соединенных Штатов, Великобритании и Японии сообщили, что обнаружили в атмосфере планеты косвенный признак жизни. Тему продолжат Юлия Жданова и Иван Якунин.

Изучая Венеру, астрофизики обнаружили газ фосфин. Его наличие может говорить о присутствии жизни, заявил Reuters один из авторов исследования. Ведь такое вещество выделяют микроорганизмы и растения. Их следы и должны будут найти ученые.

Вадим Лукашевич, кандидат технических наук, независимый эксперт в сфере космонавтики:

«Сейчас же находят много всяких экзопланет, изучают их, находится кислород. Но, как правило, придерживаются уже общепринятой точки зрения: поскольку первая стадия жизни еще бескислородная, то нужно искать следы жизнедеятельности бактерий. Вторым маркером является метан, который, кстати, в очень маленьких примесях есть на Марсе. Но сама по себе атмосфера Венеры — это серная кислота».

Дмитрий Рогозин не исключил, что Россия займется собственным проектом по изучению Венеры, ведь, по словам главы «Роскосмоса», это «русская планета». А фонд Юрия Мильнера, который занимает 27 строчку в рейтинге Forbes богатейших россиян, объявил, что профинансирует исследования по поиску жизни. Сколько в организации выделят на эти цели, неизвестно.

Александр Бутманов, управляющий партнер финтех-компании DTI Algorithmic:

«Это поддержка мейнстримовского течения. И фактически это такой GR с NASA и со всеми венчурными private equity-инвесторами. Он за этот условный миллиард стимулирует целую отрасль исследований. Может быть, это окупится, а может быть, и нет. Но за это его будут уважать, и он будет заключать более успешные сделки в других сегментах бизнеса».

Александр Железняков, историк космонавтики, эксперт в сфере ракетостроения:

«Основа, конечно, есть, но потребуется создание новых станций в том случае, если мы говорим о беспилотных исследованиях Венеры. Если же появится программа, которая позволит отправить туда человека, то, конечно, для этого полета нужно будет создать новые технические средства и сверхтяжелые ракеты, чтобы можно было доставить к Венере достаточно массивный комплекс».

Олег Вайсберг, научный сотрудник Института космических исследований РАН:

«В NASA уже заявили, что обнаружение фосфина в атмосфере Венеры стало самым важным событием за все время поисков существования внеземной жизни. Российские исследователи вряд ли первыми смогут приступить к исследованиям, но многое будет зависеть от первых шагов и старта программ. На Венеру даже проще лететь, чем на Марс, потому что время перелета меньше. Программу можно организовать довольно быстро, скажем, за четыре-пять лет, если это не очень большая миссия. Надо посмотреть, кто и как быстро включится в эту гонку. На Венеру сесть нельзя, так как там очень горячо и высокое давление, необходимо будет остаться на высоте условно 50 км, чтобы заниматься исследованиями, которые могут позволить найти биологические организмы».

У России и США есть совместная миссия «Венера-Д», она запланирована на 2027-2029 годы и включает изучение поверхности и атмосферы планеты. Но Москва отказалась участвовать в проекте на равных условиях и не выплатила 17 млрд руб. Пока эксперты считают, что без сотрудничества с Вашингтоном работа в этом направлении может затянуться. Но если независимая от Штатов программа окажется неожиданно удачной, вероятно, к Венере, как в романе Стругацких «Страна багровых туч», отправится российская экспедиция.

По словам главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина, программу по изучению Венеры планируется утвердить к концу года.

Оригинал — Коммерсантъ.