Коммерсантъ: Украина взяла очень дорогую паузу

Александр Бутманов о резком повышении базовой ставки Украиной

Национальный банк Украины поднял базовую ставку кредитования с 19,5 до 30%. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов обсудил тему с ведущим "Коммерсантъ FM" Максимом Митченковым.

Национальный банк сделал это в первую очередь для того, чтобы затормозить процесс ослабления гривны, которая за последние месяцы обесценилась на 400%.

— Ряд экспертов уже говорят, что надо ставить крест после такого решения Национального банка на всей украинской экономике. Вы вот с таким скепсисом согласны?

— Это не скепсис, просто открываем энциклопедии, книжки и все, что учили в институте когда-то, это просто азбучная истина. Крест можно не ставить, он просто уже есть. Вопрос, признают его или нет. То есть сценарий аргентинский 90-х, текущий венесуэльский и, может быть, российский опять же 90-х. Теперь вопрос, сколько кварталов Украина протянет на подачках МВФ после того, как ее экономика загнется. Это вопрос только времени. Может быть, недели, может быть, месяцы.

— А если вы говорите, что такой сценарий уже был и не раз, то можете поподробнее рассказать, как дальше все будет происходить на Украине?

— Резкое поднятие, к сожалению, мы тоже делали такие вещи недавно с нашими ставками, но у нас несколько другая ситуация все-таки. Де-факто у нас не такая галопирующая инфляция. Это называется гиперинфляция. До этого она была галопирующая, и так далее. Но по факту Украина сейчас взяла себе очень дорогую паузу. То есть когда при инфляции обесценивание валюты на сотни процентов и инфляция опять же в сотни процентов, Центральный банк в качестве последней меры взвинчивает ставку, на которую уже никто не смотрит, это мгновенно добивает оставшиеся банки.

Раньше на Украине можно было говорить, что каждый третий банк мертв. Сейчас мы можем утверждать, что каждый четвертый банк, может быть, выживет. А при уничтожении банковской системы лишь вопрос времени, когда экономика полностью окончательно умирает.

К счастью, король умер — да здравствует король, но когда он будет здравствовать, это вопрос уже лет. Это очень дорогая пауза. При взвинчивании ставок и при взвинчивании ставок при уже мертвой экономике, банки не могут рефинансироваться, когда им никто не дает деньги. В отличие от нашего Центрального банка, который, взвинчивая ставку, другой рукой раздавал деньги, украинский Нацбанк не может раздавать деньги, потому что у него их нет.

А раз банки не смогут взять средства, они вынуждены будут ликвидироваться, и это добьет экономику. Украинская власть, украинский Центральный банк просто взяли себе очень дорогую паузу. Они заморозили процессы в экономике на месяц, действительно, это на некоторое время, может быть, охладит гривну, и то вообще не факт. А если охладит, эта пауза будет стоить экономике ускорения периода ее распада.

— Многие эксперты едины в этом мнении, что да, действительно, экономика на грани распада, на грани краха, но почему тогда Национальный банк Украины пошел на этот шаг? Других возможностей не было остановить рост гривны?

— Абсолютно нет. Люди же действуют иррационально, нелогичное поведение, многие думают о своих личных персоналиях, как бы их потом не отдали под суд, многие думают, что надо сделать хоть что-то, где-то это политическое давление. Сделать уже абсолютно ничего нельзя. Если хотите страшных историй, то уважаемые слушатели могут почитать, что было в Германии в 1923 году. На Украине понемногу развивается такой же сценарий. Тогда немецкая марка подешевела в несколько тысяч раз. То есть, возможно, гривну ждет то же самое, потом деноминация.

— Да, из денежных пачек там пирамиды строили, игрались просто.

— Да, пирамиды, хлеб стоил там 2 млрд и так далее. То есть финансовые украинские власти не хотят получать уголовную ответственность от текущей спорно адекватной политической элиты, поэтому они делают хоть какие-то действия, дабы оправдать то, что они получают зарплаты в гривнах или в чем они ее получают.

— А международное сообщество, в частности европейские страны, как-то на это отреагируют? МВФ будет выдавать те же самые кредиты Украине, чтобы хоть как-то эту экономику поддержать?

— Палка о двух концах. С точки зрения логики, с точки зрения рейтингов, кредит Украине — это просто выброшенные деньги. Но, учитывая, как много международных фондов типа фонда Templeton покупали украинские облигации, а эти фонды достаточно тесно связаны с международными институтами, может быть, вероятно, что Украине будут давать деньги. С точки зрения экономки, это нелогично, не должно происходить, с точки зрения геополитики, может быть, будут больного поддерживать, чтобы эти фонды не получали убытки, мир сейчас такой сложный.

— Что в таком случае делать обычным гражданам на Украине?

— К сожалению, они делают все правильно. Наверное, гречка — это вариант, наверное, то, что нельзя обесценить — это вариант, наличие гривны — это добровольное сжигание собственных средств. Ну и, конечно, как вариант, действительно на Украине может развиться так называемое импортозамещение, стоимость рабочей силы нулевая, действительно, если в текущем коррупционном режиме украинские люди могут вести бизнес — наверное, это вариант. Конечно, это будет очень тяжело, но это вариант, да.

— Как на России отразится такая ситуация с украинской экономикой?

— Мы просто открываем карту бывшего Союза, карту СНГ и смотрим, что все страны-сателлиты или соседи России подвергаются девальвации, все их валюты падают, а украинская валюта сейчас разрушается. Когда у нашего с вами соседа горит квартира, нам явно нехорошо, это вызывает падение и нашего товарооборота, и нашей экономики. То есть когда Украина признает свой дефолт, это также повлияет на российский рубль, который тоже, если ситуация будет идти в текущем сценарии, продолжит дешеветь, и локальные его отскоки ничего не изменят.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.