Коммерсантъ: При повышении ФРС ставок мы увидим новый Lehman Brothers

Александр Бутманов о росте долгов европейских компаний

Объем долгов, набранных европейскими компаниями в этом году за счет выпуска облигаций и получения кредитов, может достичь максимального значения со времен финансового кризиса 2008 года. Таков прогноз международного рейтингового агентства Fitch. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов обсудил тему с ведущей Оксаной Барыкиной в эфире "Коммерсантъ FM".

По данным экспертов Fitch, за первые три квартала европейские корпорации привлекли почти €900 млрд заемных средств, а по итогам года этот показатель может составить более триллиона. Это, однако, не помогло европейским странам выйти из состояния экономической стагнации.

— Если заемные средства не идут на расширение бизнеса и развитие производства, значит они расходуются на другие цели, правильно мы понимаем?

— На самом деле у меня версия очень простая, это подтверждается и косвенным балансом компаний. Есть очень немалая часть теневой банковской системы и экономики. Несмотря на всю развитость, белость и пушистость западноевропейских компаний, множество средств идет на так называемые ковенантные соглашения. То есть когда компания привлекает какие-либо средства на рынке, есть определенные триггеры, по которым она должна совершить ту или иную финансовую транзакцию.

Например, если производитель нефти привлек на рынке какой-нибудь корпоративный заем, то при пониженной ставке, если компания хочет пониженную ставку, а почти всегда менеджеры, чтобы выслужиться, хотят пониженную ставку, банки могут предложить следующий триггер: вы заплатите нам больше, если нефть будет такой-то, например 80.

При этом в момент привлечения нефть находится, скажем, на 120, и 80 всем кажется нереально, но когда происходит 80, компании необходимо снова выходить на рынок, как, например, сейчас, и привлекать дополнительные займы, дабы выпускать дополнительные облигационные бумаги, для того чтобы не просто покрыть текущую деятельность и рефинансироваться, а чтобы де-факто отправить это не то чтобы в теневую какую-то загадочную банковскую систему, а чтобы отправить своему банку-кредитору дополнительный платеж по ковенантам.

Такие барьерные соглашения могут быть сделаны и на долларах, и на нефти, на максимуме рынка S&P 500, на множество-множество разных триггеров. Скорее всего, существенная часть тех вновь привлеченных средств, которые сейчас корпорации-производители находят на открытом рынке, могут уходить туда, и роль этой банковской системы, и в принципе ковенантных соглашений тем выше, чем более развита корпорация и чем более мы смещаемся в сторону Азии.

Поскольку в Азии сейчас много развитых красивых корпораций, таких как когда-то был Canon, Kodak. И те, и другие использовали различные сложные инструменты и прятали за балансами миллиарды и миллиарды долларов. Это были нашумевшие моменты, мы это помним. Эти не то чтобы сокрытия, но перекатка этого теневого долга у таких известных имен, как Kodak и Canon, происходила годами, если не десятилетиями.

Ничего не мешает текущим серьезным именам заниматься тем же самым. Это не значит, что они занимаются конкретно преступлениями, совершенно не значит, но это может означать, что забалансовые соглашения требуют внесения маржи. Это еще не маржин-коллы, это то, куда могут уходить деньги.

— Эти меры как-то могут помочь выйти из состояния экономической стагнации, или это, наоборот, работает на разрушение?

— Сложный вопрос. Человеческое существо не меняется, и его суть также. Поскольку человек думает краткосрочными периодами своей работы в компании, условно три-пять лет, наверное, его не очень волнует, отдельно взятого топ-менеджера, экономический цикл. Наверное, эти меры направлены не на спасение экономики компании, а на краткосрочные нужды.

Могут ли они помочь? С точки зрения экономики, если компания находится в высшей точке своего существования, то есть приносит хотя бы не минус, то она уже имеет право на существование. Поэтому, наверное, да, сейчас ставки дешевые, и, наверное, да, имеет смысл продолжать осуществлять свою хозяйственную деятельность.

Однако, если это так, если моя гипотеза с косвенными подтверждениями верна, то при глобальном цикле повышения ставок, который идет неминуемо, об этом не говорит только ленивый. Вопрос лишь в том, когда ФРС начнет повышение ставок, пускай это будет 2017, да хоть 2018 год, при повышении ставок мы с вами увидим Lehman Brothers №2, 3 и 73.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.