Коммерсантъ: Нахождение марки Urals на уровне ниже $ 75 будет серьезным испытанием для экономики

Александр Бутманов о возможной рецессии в России

Российская экономика с начала следующего года может погрузиться в рецессию. Таков прогноз экспертов Центра развития Высшей школы экономики. В подготовленном ими докладе отмечается, что спад начнется при сохранении действующих санкций и дальнейшем снижении цен на нефть. Эксперты полагают, что в обозримом будущем снижение ВВП может составить от 1 до 2%. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов ответил на вопросы ведущей "Коммерсантъ FM" Натальи Ждановой.

— Вы согласны с такой оценкой ситуации?

— "Вышка" всегда достаточно либеральна, хотя порой весьма точно относилась к прогнозам, и вообще, сейчас много алармистов и пессимистов. Я согласен с тем, что наш ВВП замедляется, и я соглашусь с тем, что на самом деле отток капитала чуть выше, чем ожидают наши денежные и финансовые власти. Скорее, можно ожидать в четвертом квартале этого года, может быть, околонулевой динамики по ВВП, и по году мы тоже закрываемся в плюс, мы вряд ли в этом году покажем чисто технические рецессии, может быть, покажем рост 0,4%, это умеренно негативный, на самом деле, консенсус среди моих коллег и специалистов.

С другой стороны, реальный рост с поправкой на инфляцию действительно был глубоко отрицательным, я не устану говорить, что рост — это простая сумма между ВВП и инфляцией. Эта сумма де-факто у нас отрицательная, потому что ВВП у нас растет, дай бог, на 0,4%, если повезет, здесь немножко отскочит, может быть, на 0,6%, но при этом инфляция никак не будет меньше 9%, поэтому реальный рост в этом году отрицательный, хотя технически он будет. Что же касательно 2015 года, то очень многое будет зависеть от энергоносителей, опять же, в отрицательный рост 1,5% ВВП верится с трудом, потому что есть определенное импортозамещение, это даст толчок. Успеет ли наша экономика так сильно раскрутиться именно импортозамещающей по отрасли — это, конечно, большой вопрос.

— Речь идет о начале 2015 года, так что вряд ли.

— В начале, наверное, не успеют. По первому кварталу, может быть, мы увидим технически -0,3%, может быть, -0,5% именно квартальной динамики 2015 года, но по самому 2015 году суммарно, я думаю, что девальвационный эффект внесет свою лепту, и по году мы не уйдем в минус по ВВП.

— Какие факторы, кроме нефтяных цен, будут оказывать негативное влияние еще в следующем году?

— В этот момент принято говорить про отток капитала, но вообще, если глубоко почитать всякие разные умные книжки, то в них написано, что отток капитала по факту означает, что наша страна — инертный инвестор, и это не очень-то плохо. Скажем так, факторы, влияющие отрицательно, — это, наверное, падение деловой активности, оно может быть связано либо с легкой апатией населения к бизнесу из-за ухудшившихся условий, и, второе, конечно — это фискальная пертурбация, которая происходит, несколько по малому и среднему бизнесу ударяет.

Очень важна деловая активность, как бы это ни звучало элементарно, но это очень важно. Так наша экономика через наш бизнес и привыкнет к новой реальности, так у нас ВВП, по факту, вырастет, если не считать цен на нефть, которые все равно останутся основополагающими.

— Да, но при прочих равных условиях до какого уровня, по-вашему, должна упасть нефть, чтобы спровоцировать такой серьезный спад, ощутимый в российской экономике?

— На самом деле, ей даже не обязательно слишком сильно падать, она может закрепиться под уровнем $75 и три-четрые месяца постоять. Само нахождение марки Urals, которая привязана к Brent, ниже $75, ближе к $70 — квартал, полтора, два уже будет означать для нашей экономики очень серьезное испытание. Другой вопрос, что мы на это не особо рассчитываем, потому что Ближний Восток сверстывает свой бюджет, исходя из $80-84, поэтому мы надеемся, что так долго не будет локальное падение, как сейчас, нефти, считается, что это локальный минимум. Как будет в реальности… Прогноз — дело неблагодарное, мы скоро это все увидим.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.