Коммерсантъ: Квазиобязательства нашего государства и бюджета на самом деле высоки

Александр Бутманов о профиците бюджета РФ

Консолидированный бюджет России и бюджеты государственных внебюджетных фондов в январе-октябре исполнены с профицитом в 1 трлн 589 млрд 700 млн руб. Это почти на 40% больше, чем аналогичный показатель за первые десять месяцев 2013 года. Доходы составили 21 трлн 563,5 млрд руб., расходы — 19 трлн 974 млрд 800 млн. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов обсудил тему с ведущей Натальей Ждановой в эфире "Коммерсантъ FM".

— Как вы считаете, удастся ли по итогам года свести консолидированный бюджет с существенным профицитом, создав некоторый задел на будущее?

— Конечно, удастся, потому что все-таки 1,5 трлн сложно так быстро профукать, хотя, учитывая запросы наших госкорпораций, все возможно. Правда, заметили, что это действительно задел на будущее. Казалось бы, цифра достаточно огромная, но дырки по обязательствам, по облигационным займам регионов, внебюджетных фондов, а также каких-то государственных локальных банков, глобальных банков. На самом деле обязательства и квазиобязательства, за которые формально государство не несет ответственности. Допустим, заем выпустил регион, но все: страна, рынок и, главное, люди думают, что государство будет ручаться, так вот, квазиобязательства нашего государства и его бюджета на самом деле высоки.

— Довольно значительный профицит возник в результате серьезного ослабления рубля, как многие заявляют, но при этом глава Минфина Антон Силуанов говорил, что ослабление национальной валюты компенсировало лишь половину потерь бюджета. Вы с этим согласны?

— У нас же падает не только экспортная выручка и доходы бюджета. Они падают у нас не только в цифровом, численном значении, они падают и в абсолютном. То есть на самом деле мы стали и товаров нашим основным торговым партнерам экспортировать меньше в количественном выражении, если мы говорим про Европу, и меньше за это получать в абсолютном выражении, если мы говорим про количество долларов и евро за них.

Поэтому на самом деле Силуанов просто видит эти оперативные данные чуть раньше. Он понимает, что следующую выручку мы будем получать уже по стоимости барреля ниже, а по факту все, что есть, прямо привязано к баррелю или косвенно. Поэтому господин Силуанов просто на будущее пытается подготовить и общественность, СМИ, население к тому, что доходы будут снижаться, надо придерживать компактно расходы. Единственный способ — это исполнять бюджет меньше, чем планировалось, что, собственно говоря, и происходит, выбора-то нет.

— Но с января по октябрь основная доля дохода в бюджет пришлась на поступления от внешнеэкономической деятельности, в общем, привычно, понятно. Можно надеяться, что, пусть не завтра, не послезавтра, но хотя бы в обозримом будущем ситуация понемногу будет меняться?

— Надо признать факт, что мы, как и скандинавские страны, как и страны Персидского залива зависим от нефти. Дело в том, что у нас формально является, с налоговой точки зрения, если не ошибаюсь, там около половины поступлений в бюджет налогов и сборов действительно от нефтяных доходов. Но это только прямые поступления. Косвенные поступления тех компаний, которые являются подрядчиками экспортеров и тех людей, НДФЛ и все остальное, которые де-факто зарабатывают благодаря экспортной части нашей экономики, де-факто это еще, не знаю, четверть наших доходов.

Поэтому формально у нас половина нефтегазовых налоговых поступлений, а де-факто у нас их, по-прежнему, две трети, а то и больше, поэтому надеяться, что мы сократим это за пять лет, — наверное, нет. Но рано или поздно нам, конечно, удастся эту долю снизить, сомнений нет. Но не за пять лет.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.