Коммерсантъ: ЦБ должен показать рынку, кто в доме хозяин

Александр Бутманов о факторах падения рубля

Рубль

У рубля большой потенциал укрепления. Об этом заявила глава российского Центробанка Эльвира Набиуллина в интервью телеканалу "Россия 1". По ее словам, резкие колебания курса национальной валюты, отмеченные в последние дни, постепенно будут затухать. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов обсудил тему с ведущей Дарьей Полыгаевой в эфире "Коммерсантъ FM".

На минувшей неделе ЦБ отменил регулярные интервенции на валютном рынке и коридор бивалютной корзины, что было воспринято как переход к плавающему курсу рубля. В то же время для стабилизации ситуации регулятор принял решение временно ограничить предоставление банкам рублевой ликвидности.

— Вы согласны с заявлениями и прогнозом Эльвиры Набиуллиной?

— К прогнозам российских монетарных властей вообще следует относиться скептически. Да, у нас адекватные текущие представители. Эльвира Набиуллина знает свое дело, безусловно. Да, фундаментально рубль, наверное, даже для такой нефти слишком перепродан, но, учитывая фактор окончания года, у российских банков и российских компаний по-прежнему огромное количество выплат, которые они не смогут реструктуризировать.

С одной стороны, рубль действительно к доллару должен стоить, может быть, 43, может быть, 42, но, учитывая фактор ноября и декабря, без преувеличения долларовую голодовку, я вообще не алармист, но с точки зрения того, как себя чувствуют казначеи, которые должны закрывать баланс, это долларовая голодовка. За эти 45 дней очень многое станет ясно. ЦБ придется вмешиваться, придется делать резкие, жесткие, очень сильные интервенции. Если этого не будет, я думаю, что мы очень быстро перейдем на следующий десяток по доллару и евро.

— То есть главные факторы на сегодняшний день — это окончание года и нефть?

— Нефть всегда будет оставаться главным фактором, особенно в такие моменты корреляция к ней усиливается. Давайте выведем ее за скобки, потому что если нефть будет $100, то доллар к рублю будет 35, если нефть будет $50, то будет 65. Этого никто не сможет изменить. Если нефть будет таковой, то 65 или 35, мы пойдем туда, куда пойдет она.

Предположим, что нефть осталась в этом диапазоне, и на $85 где-нибудь находится. В этом случае фактор окончания года будет основополагающим, потому что то, как компании завершат текущий год, будет ясно, смогли ли они через Азию рефинансироваться, каковы реальные санкции, потому что если вдруг мы смогли рефинансировать хотя бы половину того, что должны выплатить, значит, в принципе западный маневр не очень удался. А если мы не смогли, то как бы нам к январю не увидеть еще плюс 5-7 руб. по доллару.

— Вы сказали, что ЦБ в любом случае придется вмешаться, или мы, как вы выразились, перейдем на следующую десятку, то есть плавающего курса не будет?

— Это и есть плавающий курс. Понятие инерционности ожидания никуда не уходило. Население и так близко к тому, чтобы начать скупку доллара. В принципе, оно это и делает, но не так активно, как может. Да, Центробанку при всем текущем де-факто и де-юре плавающем курсе необходимо такие очаги паники гасить. Я не скрою, что рынок ожидает от ЦБ проявления силы. Это снова и снова нужно повторять, мы ничем не хуже японского ЦБ, мы ничем не хуже второй экономики мира, третьей, и ничем не хуже турецкого ЦБ.

В распоряжении этих банков применялись следующие меры, когда игроки слишком увлекались при укреплении национальной валюты, как с йеной, или при девальвации, как с лирой, то ЦБ ходил и очень больно бил по рукам. Это и есть элемент неопределенности, который успокаивал локальные рынки. Нашему ЦБ необходимо показать свою силу. Это не призыв. Мне совершенно с точки зрения позиции не важно, но с точки зрения экономиста — ЦБ должен показать рынку, кто в доме по-прежнему хозяин.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.