Financial One: Финансисты рассказали студентам о нелегком будущем

Александр Бутманов о перспективах российской экономики

Российскую экономику ослабляет не падение рубля, а лишние траты крупных экспортеров. Именно этот тезис, прозвучавший сегодня на Международном финансовом симпозиуме в РЭУ имени Г.В. Плеханова, стал предметом дискуссии между спикерами и аудиторией.

Партнер группы реструктуризации бизнеса KPMG в России и СНГ Андрей Митрофанов:

"Крупнейшие российские компании часто оказываются в тяжелом состоянии из-за плохого финансового менеджмента: они растут за счет привлеченных средств и выплачивают при этом дивиденды. Кроме того, их подводит несбалансированная структура кредитного портфеля, валютная часть которого стала существенно дороже после девальвации рубля.

Компании часто рассчитывают на непрерывный рост. Российских металлургов это привело к большим сложностям в 2009 году, когда у нас было много кейсов по реструктуризации долгов. Эти проблемы были связаны с тем, что металлургические компании вошли в кризис с большими кредитами и инвестиционными проектами, поскольку они активно скупали активы за границей.

В 2015 году металлурги находятся в куда более благоприятной ситуации, так как они избавились от иностранных активов и снизили уровень долга, номинированного в валюте. Однако после введения секторальных санкций США И ЕС российские экспортеры вынуждены привлекать финансирование на крайне тяжелых для себя условиях. В стране стало гораздо меньше зарубежных денег, и российские банки стали играть все большую роль в финансировании предприятий. Стоимость финансирования в России существенно выше, чем на Западе, при этом прибыли, которые генерируют компании, не позволяют им обслуживать эти кредиты. "Мечел" - пример тому.

Российской экономике, зависимой от сырья и экспорта, девальвация рубля только пошла на пользу. Почему в России курс нацвалюты был отпущен? Чем слабее рубль – тем лучше для нашей экономики, так как при этом увеличивается прибыль экспортеров (или не так падает, как могла бы упасть). Думаю, что курс рубля не будет зафиксирован, пока экономика остается сырьевой и ориентированной на экспорт."

Управляющий партнер фонда DTI Александр Бутманов:

"Существует вероятность тотального краха экономики потребления примерно в 2%. Два процента вероятности – это очень много. Это вероятнее, чем погибнуть в авиакатастрофе или в автомобильной аварии. Потребление не может расти постоянно, поскольку ресурсы нашей планеты сильно ограничены, она не резиновая.

Если рост популяции и потребления продолжится – это чревато катастрофой. После нее мы либо увидим мир таким, как его показывают в фильмах про пост-Апокалипсис, либо в нем восторжествует радикальная экологическая парадигма, основанная на экономии ресурсов.

При этом  если нефть упадет до $20 за баррель, то через пять лет экономика полностью перестроится и возобновит рост. И вы получите обратно свои кредитные карты."

Профессор экономики в Центрально-Европейском университете в Будапеште Питер Михали:

"С 1989 по 2014 годы ВВП России вырос в абсолютном выражении всего на 1,2%. Экономика Венгрии, впрочем, показала аналогичную динамику. Сохраняющиеся трудности с интеграцией в глобальные рынки свидетельствуют о том, что нынешний кризис будет особенно тяжелым как для России, так и для стран из бывшего соцлагеря."

Оригинал - Financial One.


Also published on Medium.