Коммерсантъ: Центральный банк становится непредсказуемым

Александр Бутманов о возможных действиях ЦБ РФ

ЦБ РФ

Российский Центробанк может продолжить поднимать ключевую ставку. Такое заявление сделала первый заместитель председателя регулятора Ксения Юдаева. С 5 ноября базовая ставка ЦБ уже была увеличена с 8% до 9,5%. Этот шаг был предпринят регулятором с целью затормозить инфляцию и поддержать рубль. Управляющий партнер компании DTI Александр Бутманов обсудил тему с ведущей Натальей Ждановой в эфире "Коммерсантъ FM".

— Александр, о каких факторах идет речь, при каких обстоятельствах ЦБ будет еще поднимать ставку?

— Безусловно, ЦБ в первую очередь смотрит на инфляцию. Все привыкли за последние годы, что Центральный банк волнует курс рубля, но курс рубля волнует его очень косвенно. Прямая задача Центрального банка — смотреть на инфляционные ожидания. Они формируются из потребительской корзины, из импортируемой инфляции и курсовой инфляции.

Курсовая инфляция — это инфляция при импорте, разница в инфляционных ожиданиях между рублем и долларом, это та инфляция, которую нам поставляют при импорте товаров. Все эти совокупные факторы будут заставлять Центральный банк защищать рубль. Спекулятивные атаки, которые сейчас происходят на нашу валюту, тоже требуют того, чтобы ЦБ вел себя немного как политизированная организация. Но прежде всего — будет смотреть на составную инфляцию, никак нельзя допустить, чтобы она стала двухзначной.

— Информация публикуется ежемесячно? Как часто появляются новые данные?

— Пересмотр происходит поквартально, корзина, ядро инфляционных ожиданий имеет ежеквартальный характер, а инфляционные ожидания — они помесячные. Поэтому Центральный банк для себя смотрит еженедельно, а публикует данные ежемесячно, но при этом происходит еще регулярный пересмотр, и порой очень сильный.

— То есть получается, что до конца года теоретически ЦБ может еще поднять ключевую ставку?

— До конца года он может ее поднять. Более того, как я ранее упоминал, он может ее поднять даже на внеочередном заседании, то есть если он увидит сильное ослабление рубля, то автоматически это будет означать, что через две-три недели в отчетном месячном периоде будет повышено ожидание годовой инфляции. Соответственно Центральный банк может резко выйти на рынок и совместить три фактора. Это очень серьезно. Он может дождаться легкого укрепления нефти, это поможет нашей валюте, плюс он может резко поднять ставку, и произвести вербальные интервенции, плюс инструменты своп или РЕПО, они тоже насыщают рынок долларами. Поэтому ЦБ может либо защищать рынок на рынке, либо поддерживать рубль вербально, либо резко повысить ставку. Если ЦБ это сделает, он поступит по примеру японского и турецкого банков.

— Резко — это насколько, какого предела может достигнуть ставка?

— В текущий момент хватит 1,5-2% — это очень резко, и Россия этого никак не ожидает. Консенсус — это до 0,5%.

— Это эффективно для поддержки рубля, или нужно еще что-то делать?

— Сложный вопрос. Это единственное, что не тратит наши валютные резервы. Да, это больно экономике, но это эффективно.

— По поводу решения ЦБ об ограничении интервенции, что будет в связи с этим происходить с курсом рубля, с курсами валют? Как будет происходить теперь формирование курса?

— У всех ведущих центробанков есть такая политика — управление ожиданиями. ЦБ уже давно говорил, что он перестанет участвовать на валютном рынке, то есть перестанет регулярно продавать валюту, он это и исполняет. А то, что интервенции будут намного меньше ограниченных $350 млн — это экономия резервов. Со стратегической точки зрения это абсолютно правильно. Означает это, что ЦБ в текущих условиях уже не игрок на валютном рынке, и предсказать его действия стало практически невозможно. То есть ЦБ становится, в хорошем смысле этого слова, непредсказуемым.

— А что будет с рублем? Курс, получается, будет скакать?

— Волатильность рубля будет колоссальной. Того, к чему привыкло население за последние пять-шесть лет, больше не будет. Рубль будет падать на 3% в день, и укрепляться на 3% в день. Рубль становится больше нефтяным. Если раньше рубль был нефть плюс ЦБ, то на текущий момент, что бы ни заявляли исполнительные власти, российская валюта — это прокси, это выражение нефти.

Оригинал - Коммерсантъ.


Also published on Medium.