Возможен ли в России рынок инвестирования в судебные процессы

В России может появиться рынок инвестиций в судебные процессы. О возможности развития этой сферы заявили в Верховном суде. Он напомнил, что такие услуги за рубежом популярны и прибыльны. Как на новом рынке скажутся российские реалии? И в какие дела будет выгодно инвестировать? Выяснял Алексей Соколов.

В США, стране с одной из наиболее развитых судебных систем, рынок инвестирования в судебные процессы оценивается в $3 млрд. Все дело в дороговизне проведения дел: средний ценник на тяжбу Forbes оценивает в $10 тыс. При этом количество дел с привлеченным внешним финансированием растет — с 2013-го по 2016-й гг. объем рынка вырос в четыре раза.

А вот в России подобные услуги только начинают развиваться. На прошедшем Московском юридическом форуме судья Верховного суда Виктор Момотов с сожалением отметил, что от США и Европы мы в этой сфере отстаем. В ряде судебных дел на такие услуги был бы устойчивый спрос, считает руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

«Если такая мера будет введена, доступ к правосудию увеличится, особенно в определенных сферах, например, компенсации вреда, причиненного в связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи. В западных странах, к слову, с больниц взыскиваются очень крупные суммы. В России эти компенсации не очень велики, прежде всего, потому что аналогичных дел не так много — пациенты не могут себе позволить дорогостоящие юридические услуги. Как это будет реализовываться в российских искаженных реалиях правосудия и всего остального, жизнь покажет. Однако это полностью соответствует конституционной свободе экономической деятельности», — подчеркнул он.

Правда, в России уже есть аналог такого рынка. Коллекторские агентства выкупают долги граждан для того, чтобы попробовать взыскать их самим. Однако стоимость таких предложений наводит на мысли, что говорить о рынке инвестиций в судебные тяжбы пока рано, уверен председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

«Когда я слышу такие заявления, сразу вспоминаю выражение «страшно далеки от народа». Я хотел бы напомнить судье Верховного суда, за какую цену коллекторы выкупают просроченные долги — это от 5% до 10% их стоимости, — сказал он. — Если бы были предпосылки для формирования такого рынка, минимум стоимость таких долгов составляла бы от 30% до 50%. В России такая ситуация сложилась не потому, что нет заинтересованных лиц или никто не хочет вкладывать в это деньги, а, скорее, потому, что судебные решения зачастую непредсказуемы. Кроме того, есть еще один очень сложный момент — это практическая невозможность взыскания».

В мире появляются все новые механизмы финансирования судебных разбирательств. Например, при помощи площадок для краудфандинга или же с привлечением средств крупных компаний. В России эти тренды могут быть отыграны с учетом местной специфики, полагает управляющий партнер Dream Team Investments Александр Бутманов.

«Игроками этого рынка могут быть либо очень крупные компании, например, западные юридические фирмы и фонды, либо совсем маленькие, которые будут находить средства на это с помощью краудфандинга. Они могут заинтересоваться судебными делами в сырьевом или налоговом секторах. Например, какая-то сырьевая компания переходила на другой налоговый режим и понесла издержки, выплатив в бюджет крупные суммы, хотя на самом деле правовые основания для этого были спорными», — пояснил он.

Судя по всему, для запуска в России легализации рынка инвестирования в судебные тяжбы необходимы несколько громких и желательно успешных дел.

В России ежегодно на 10–20% растет количество поданных исков. Такие данные указаны в статистике Верховного суда. Однако зачастую на полноценные разбирательства, особенно долгосрочные, у истцов попросту не хватает денег.

Источник: КоммерсантЪ